Быстрее, выше, дороже

Олимпийские игры обычно окупаются более 10 лет, но в Великобритании намерены сделать невозможное.
«Вообще, жить и работать в центре Лондона сейчас ужасно. Город как будто на осадном положении», в своей колонке в газете «РБК daily» предприниматель Евгений Чичваркин брюзжал во время Олимпиады, как коренной лондонец. Бизнесмены из Mayfair брали отпуска и бежали прочь из столицы. Да и обычных туристов поубавилось. Итог – опустевшие музеи и театры, а также сообщение британской Ассоциации ведущих туристических достопримечательностей о падении прибыли на 30-35% уже в первые дни Игр. Что же взамен?
По предварительным расчетам, сделанным еще до начала соревнований, доходы непосредственно от 16 «олимпийских» дней должны достичь порядка 800 млн фунтов стерлингов. Из них 500 млн приходится на билеты на мероприятия, еще 300 млн – прочие траты гостей. Каждый болельщик в среднем должен был оставить в Лондоне 2 тыс. фунтов, полагают в Royal Bank of Scotland. Конечно, 800 млн несопоставимы с общими затратами в 9,3 млрд фунтов. Но это только начало.
Премьер Дэвид Кэмерон причисляет Олимпиаду к самым прибыльным видам бизнеса и оценивает совокупные доходы от нее в 13 млрд фунтов. Этой точки зрения придерживаются и в Lloyds Banking Group: по подсчетам компании, вклад Игр в экономику страны за период с 2005 по 2017 годы составит 16,5 млрд фунтов. Экономисты международной платежной системы Visa также проанализировали, как Игры отразятся на британской экономике в целом. Вплоть до конца 2015 – го они прогнозируют наплыв туристов, которые потратят в стране на 5,33 млрд фунтов больше.
Однако ждать столь быстрого экономического эффекта рискованно. Барселоне, которая мечтала оживить депрессивные пригороды с помощью Олимпиады – 1992, понадобилось еще 20 лет, прежде чем она стала четвертым в Европе туристическим направлением после Лондона, Парижа и Рима. Олимпийский парк в Сиднее простаивал полупустым, пока власти не связали его с центром города удобным транспортным маршрутом. А бывает и хуже: Игры в Греции в 2004 – м оказались провальными, ввергнув Афины в пучину долгов, а значительная часть объектов в Пекине не используется до сих пор. Чтобы не повторить ошибок предшественников, три года назад в Лондоне создали специальную комиссию по работе с олимпийским наследием. Чего же особенного там придумали, дабы не сделать Олимпиаду призером в состязании по бессмысленности трат?
Как и в случае с Барселоной, для размещения спортивных объектов выбрали не лучшую часть города – East End. Район фабрики доков, ныне несколько разбавленный деловыми центрами и модными магазинами, все еще остается пристанищем мигрантов и низкооплачиваемых рабочих. По словам Дэвида Кэмерона, 75% средств, выделенных на Олимпийский парк, потрачено не на сами объекты, а на инфраструктуру, например на новую железнодорожную линию, соединившую Восточный Лондон с центром и West End. Во-вторых, объекты способны трансформироваться. Так, пресс-центр площадью 27,4 тыс. кв. м станет обычным офисным и коммерческим зданием.
На этом фоне предстоящая в 2014 году Олимпиада в Сочи вызывает обоснованные опасения. Ее бюджет уже самый большой в истории зимних Игр – более 40 млрд долларов, что примерно в 25 раз больше затрат на предыдущих Играх в Ванкувере. Правда, лишь 20% пойдет на спортивные объекты, остальное – на создание инфраструктуры. Вроде бы все как в Лондоне. Вот только нет внятного плана, что же потом делать с аренами, центральным стадионом и ледовым дворцом. В свою очередь, бизнес, занятый на сочинской стройке, требует от государства все новых и новых субсидий и преференций, заявляя, что иначе объекты окажутся убыточными. То есть вопрос о самоокупаемости Игр – 2014, мягко говоря, остается открытым.

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы комментировать.