У нас гениальная команда

Основатель высокотехнологичной компании DisplAir Максим Каманин – о том, как собрать гаджет из голливудской космической эпопеи и построить на нем бизнес.
Трудно отделаться от впечатления, что Максим Каманин чем-то похож на Стива Джобса. Может, потому, что он встречает посетителей сидя за своими MacBook, iPad и iPhone одновременно. Он то и дело вставляет в описание созданного им дисплея, у которого изображение висит прямо в воздухе, громкие эпитеты «классный», «клевый», «супер», «самый лучший». Однако он пока не Стив Джобе. Вчерашний студент, бизнесмен говорит тихим голосом и немного стесняется. Хотя это не помешало ему собрать вокруг своего стартапа DisplAir почти два десятка именитых инвесторов, в том числе иностранных. Уже осенью фантастика станет реальностью, и, скорее всего, на ней будет написано «Сделано в России».

«ТЕХНОЛОГИЯ НАЧИНАЛАСЬ С «МИРАЖЕЙ»

Как пришла в голову идея интерактивного безэкранного дисплея, который выводит картинку в воздух? В «Звездных войнах» подсмотрели? Я учился на пятом курсе Астраханского государственного технического университета и подрабатывал системным администратором. Во время этой скучной работы мы с другом обсуждали, что в скором времени произойдет с техникой. Решили, конечно, что машины станут летать. И что изображения будут физически проницаемыми и ими можно будет управлять прикосновениями. И я подумал, а почему бы не попробовать сейчас сделать то, что реально будоражит умы людей, чего все ждут?

Тогда уже существовали финская FogScreen. американская 102 Technology и российский PoliVizor. Они тоже выпускают безэкранные дисплеи. Вы о них слышали?

На тот момент нет, хотя в принципе подозревать об их существовании можно было. Я искал нужные технологии и находил различные картинки с примерами. Впоследствии оказалось, что на одной из них был Heliodisplay. Ноу меня иная технология. Она начиналась с создания в лаборатории нашего университета «миражей» за счет изменения плотности воздуха.

Когда вы осознали, что все это может быть бизнесом?

После презентации прототипа в июле 2010 года на Селигере. Недели за две мне позвонили организаторы молодежного лагеря и сказали, что, если будет готов прототип, его удастся показать президенту. А у меня были только теоретические разработки, и никто не верил, что это реально. Но я – то уже знал, как собрать дисплей, и сделал это на собственные деньги.

Кто был первым инвестором?

Первыми двумя мини – инвесторами стали астраханцы. Один занимается продажами – это компьютерная компания Nexus. Второй – его знакомый. Также бывший астраханец, а сейчас москвич, у него рекламное агентство Lena McCoder. Они увидели в дисплее потенциал и внесли небольшие средства, помогали советами, участвовали в запуске сайта и составлении брендбука, общались с клиентами. Они до сих пор с нами.

Чем же вы их заинтересовали?

У меня имелся только прототип. Им и завлек. Мы писали бизнес-план, но непрофессиональный.
Стоило ли из-за multitouch начинать еще один похожий проект?

Я же айтишник, и для меня интереснее всего был multitouch. Позже выяснилось, что в 102 Technology работали над этим вопросом, но у них получился onetouch, к тому же изображение искажается, если до него дотронуться. Управление там происходило вне плоскости картинки, поэтому сложно было чем-то манипулировать. А мы сделали так, что, когда палец просовываешь в изображение, оно не рассыпается. У других такого нет.

Основное применение вашего дисплея – реклама, как и у трех подобных продуктов. Как будете с ними соревноваться?

Мы ориентируемся на так называемый сегмент digital signage. Это цифровые устройства для оказания вау – эффекта на клиентов и взаимодействия с ними. К примеру, терминалы оплаты, планшеты с запущенными приложениями, на которых пользователь может посмотреть меню, выбрать что-то, заказать. Из наших конкурентов на этом рынке представлены только мы. DisplAir может занять на нем порядка 80%, потому что ни у кого еще нет multitouch. Объем ниши мы оцениваем в 2-10 тыс. устройств в год. Вдобавок есть ниша шоу. Здесь пока работают PoliVizor и FogScreen, но она намного меньше и скуднее. За всю 10 – летнюю историю FogScreen продано не более 100 устройств. Heliodisplay нам тоже не конкурент. Мы собирали отзывы о нем, и 100% были негативными. Он ломался, не соответствовал качеству, заявленному на сайте, и плохо обслуживался.

Как клиенты, арендующие прототипы, используют различные функции – запахи, например?
DisplAir интересен любому бизнесу, для которого технологические инновации – это клево и часть политики. Поэтому есть компании, такие как «МегаФон», применяющие его на всех массовых мероприятиях. Если говорить о запахе, то для крупных парфюмерных компаний очень важно, когда изображение одновременно с визуальным способно оказывать еще и обонятельный эффект. Можно выбрать подряд много ароматов, и не будет такого, что попробовал одно, второе, а в результате духи смешались.

Реально сделать ваш дисплей массовым товаром и заменить мониторы? Такое в ваших планах есть?
Не исключаю, что лет через 10 он сможет работать на планшетах. Это входит в планы инвесторов.

«У НАС В АСТРАХАНИ ИННОВАЦИОННЫЙ КЛИМАТ»

Ваш офис в Астрахани, а все стремятся в Москву, Петербург…
Мы будем переезжать, хотя еще не решили куда. Выбираем между Казанью, Зеленоградом и несколькими подмосковными наукоградами.

Казань теперь наукоград?

В Татарстане очень креативное правительство, это мощный, экономически развивающийся регион, нацеленный на инновации. Нам обещают помещение по супервыгодной цене, делают предложения на уровне администрации. Даже хотят помочь выйти на рынок.

DisplAir стал резидентом «Сколково». Как вы этого добились? По знакомству?

Когда зарождалось «Сколково», я не придал этому значения. Но потом стартовала кампания по привлечению резидентов, и я увидел один знакомый проект, который туда попал. Тогда мы решили собрать документы. Поначалу были проблемы. Юридические бумаги оформили неправильно, пришлось все переделывать. Трижды посылали заявку, и в итоге нас приняли. Весь процесс занял месяца три. Там нам сразу заявили, что у нашего проекта очень большой потенциал.
Что дало вам «Сколково»?

Это хороший инструмент для развития: налоговые льготы, возможность общаться с лидерами рынка, выходить на нужных людей. Благодаря статусу резидента мы смогли показать наши устройства на нескольких выставках.

Говорят, для стартапов нужна особая атмосфера. Как в Пало – Альто, например. В Астрахани она есть?
Летом у нас погода как в Калифорнии, а зимой – как в наукограде Новосибирске. Поэтому у нас инновационный климат и рождаются инновационные проекты.
Так вот в чем секрет…

Я могу провести аналогию с Бразилией, где хорошие футболисты. Все удивляются, откуда они там берутся, а сами бразильцы рассказывают, что стать спортсменом – это единственный способ пробиться в жизни. То же и в Астрахани с инновациями. И, что интересно, это дает плоды. У нас много ребят, которые делают достойные проекты.
А в Москве, на ваш взгляд, есть условия для инноваций?
Разумеется. В Москве много возможностей, но, с другой стороны, в Астрахани дешево: инженер получает 10 тыс. рублей. Хотя мы ценим своих сотрудников и платим им намного больше, пытаемся приблизить их доходы к питерскому и московскому уровню. Такая же разница в аренде помещений. Цена отличается в 10 раз. Сейчас у нас все сосредоточено на исследованиях, и требуются обширные производственные помещения. Нам просто экономически невыгодно переносить компанию в столицу.
Кстати, а с производством что?

Мы пока не решили, где будет завод. В Азии выгодно, только когда нужны очень большие партии. С малыми объемами выходит достаточно дорого. Наше производство расщепляется на различные сегменты. Что-то мы будем делать в России, что – то – в Европе, Китае, США. Затем все модули будут собираться уже на собственных мощностях DisplAir. Скорее всего, они разместятся в России. В течение полугода мы намерены взять планку 300 устройств в месяц.

«МЫ НЕ ПРОДАЕМСЯ»

Когда планируете окупить вложения?
Как у любого технологического проекта, срок окупаемости приближен к третьему году – Тогда начнем генерировать прибыль.
Вы видите DisplAir нишевой компанией или хотите построить большую организацию, которая делает «русские гаджеты»?

В первую очередь будем писать программное обеспечение. Это неотъемлемая часть DisplAir. Мы создали ПО, позволяющее запускать наше устройство на Android, что открывает доступ к 600 тыс. multitouch – приложений, которые будут работать прямо в воздухе. Недавно добились, чтобы оно взаимодействовало с любыми телефонами и планшетами. Дисплей будет поддерживать жестовую передачу информации на любые девайсы. То есть берете фотографию, пальцем кидаете ее с телефона в сторону DisplAir – и все, фото в воздухе.
IPO проводить будете?

Конечно, как всякая перспективная компания. Но о сроках говорить рано.
Сколько у вас инвесторов?

18, из которых пятеро – иностранцы. Мажоритариями являемся я и команда основателей из 10 человек. Процент их участия сильно различается – в зависимости от того, кто когда пришел, сколько времени и сил нам уделил. Инвесторы пока миноритарна Среди них, например, Эстер Дайсон. Она в свое время финансировала «Яндекс» и сейчас там в совете директоров. Еще бывший директор по развитию «Одноклассников» и Наталья Царевская, гендиректор конкурса BIT – мы в нем когда-то победили.

Если не удастся раскрутить DisplAir, чем займетесь?
У нас самая прекрасная и гениальная команда. Она способна сделать невозможное. Не знаю, что должно произойти, чтобы DisplAir провалился.
Ну, допустим, продается не 300 устройств в месяц, а 10 в год, как у FogScreen.
Мы сделаем так, что будет продаваться. Это будущее, и оно должно быть очень крутым.
А с конкурентами вы встречались?
Нет, ни разу не общался.
Что, они не проявляли к вам интерес?
Интересовались, но это не было общением. Интерес FogScreen был таким… Они письма писали. Переманивали двух наших программистов, предлагали им большие деньги.
И как, переманили?
Да, но ничего не получили. Секреты остались у нас. Эта компания делала то же, что и все организации, которые умирают и из последних сил стараются за что-то схватиться.
Купить вас хотели?
А мы не продаемся.

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы комментировать.